СЕВЕРНОЕ И ЮЖНОЕ

СЕВЕРНОЕ И ЮЖНОЕ

Так возникает любопытная иллюзия, создаваемая наиболее распространенными проекциями ка от СССР. Они приучают нас преувеличивать широту места как бы пропорционально его восточной долготе. Но дело не только в картах. Большую роль играет убеждение, что Сибирь — страна холода. «Холод» и «север» в наших глазах столь же неразлучная пара, как «юг» и «тепло». Между тем в Иркутске зимой холоднее, чем в Ленинграде, вовсе не потому, что он. лежит на широте Тамбова или

Орла, т. е. гораздо южнее Ленинграда, но по совершенно особым причинам, связанным не с широтой, а с общими условиями климата страны. Вопрос: что севернее—Мурманск или Ванкарем, — арена действия по спасению челюскинцев, -1- этот вопрос часто встречается смехом. «Еще бы! Конечно, Ванкарем; это же чорт знает где!» Так-то оно так, но все же Мурманск севернее и — значительно. Ванкарем лежит у самого полярного круга, а Мурманск — далеко за ним — возле 70-й параллели. (Проверьте!)

Те же причины помешают большинству совершить правильное путешествие «по 50-й параллели наизусть». Много шансов, что чем дальше к востоку, тем более южные пункты будет называть каждый, боясь залезть слишком «высоко» к северу, и, наконец, уедет куда-нибудь к острову Формозе. Какие бы основания к этому ни выдвигать, приходится согласиться, что карта родной страны (а значит и сама страна) известна нам далеко не точно. Киев и Байкал! Харьков и Сахалин! Поистине неожиданные сочетания.

СУТКИ В ТРИНАДЦАТЬ ЧАСОВ

Из общеизвестного факта, из того, что Земля все триста шестьдесят градусов своей окружности «проворачивает» перед ликом Солнца в двадцать четыре часа, следует множество очень любопытных выводов.

Первый из них: в каждую данную минуту где-нибудь на земном шаре Солнце "встает, где-нибудь оно садитсй, где-нибудь стоит в самой верхней, полуденной, а где- либо, наоборот, в полуночной точках пути.

Второй вывод: каждое утро, каждый день, каждый вечер никогда не стоят на месте; они все время «бегут по Земле против ее вращения, скользят по ней с востока на запад.

Сейчас оно наступило для меня. Час тому назад оно сияло еще за пятнадцать градусов к востоку от меня, там за Москвой, на Волге, а час спустя брызнет лучами в тех местах, которые расположены уже на пятнадцать градусов западнее: в Швеции, в Берлине, в Адриатике, в Италии.

Чем больше расстояние между

двумя пунктами по параллели, тем больше для них разница в положении Солнца на небе. Ленинград отстоит от мыса Дежнева на сто шестьдесят градусов долготы. Следовательно, разница во времени между ними составляет 160 : 15 = = 10 часов 40 минут.

Что из этого вытекает? А вот что. Допустим, что я в Ленинграде встречаю сегодняшний рассвет. Через тринадцать часов двадцать минут после того, как в СССР в Ленинграде мы встречаем сегодняшний восход Солнца, на мысе Дежнева, в том же СССР, люди радуются лучам завтрашнего утра. От чего это зависит? От колоссальных размеров нашей страны.

Мы, жители Советского Союза, не чванливы, как императоры прошлого. Но мы хорошо знаем, что усилия наших народов, величина нашего государства, необычайное разнообразие его частей, его гигантские расстояния помогли нам з свое время справиться со множеством внешних и внутренних врагов страны, помогают и сейчас вести в ней строительство коммунизма наперекор всем мракобесам Земли. Мы не чванимся этой величиной, но мы радуемся ей, гордимся ею, как советские патриоты. Поэтому-то и интересно представить себе эти размеры пояснее, не нагляднее.

Я думаю, Вы быстро сообразили, что это Крым. Сообразили или вообразили? Последнее — вернее. Сходство есть, но какое? Взгляните на карту настоящего Крыма.

То, да не то! Забавнее всего, что загадочный клочок суши, изображенный здесь, является почти похожим, но, так сказать, зеркальным изображением Крыма. «Керчь» у него на западе, «Тарханкут» — на востоке. Это — остров Хиумаа, лежащий у входа в Рижский залив. Может быть, узнать его Вам помешало только отсутствие на наших рисунках необходимых данных каждой географической карты — масштаба и координат?

Хорошо, будем думать, что это так.

Комментарии отключены