Работорговля

Я уже двадцать минут жду, когда официант принесет мне виски. Мечту получить кусок мяса я уже оставил, очень хочется накатить, потому что напротив сидит полнейший мудак, гордо представившийся Михаилом Алексеевичем и пытается перекупить меня, желательно вместе с клиентской базой, а может быть только ее, а я являюсь лишь неприятным дополнением.
– Саша, я предлагаю тебе перспективы, рост – не унимается он.
– Михаил Алексеевич, поймите меня правильно, но это лишь пустые слова, давайте попробуем подкрепить их голыми фактами.
– Саша, я понимаю твой финансовый интерес, но не готов сделать конкретное предложение, пока не буду иметь представления, о каких объемах продаж твоим клиентам идет речь.
Наконец, я получаю вожделенный виски, выпиваю залпом сто грамм и прошу еще. Нужно отметить, что заведение для «делового разговора» Миша выбрал настолько отвратительное, что я даже за сигаретами бы в него не зашел. И судя по недовольной роже, он сейчас обдумывает, как бы соскочить с оплаты счета.
Виски на голодный желудок рождает в голове приятную звенящую пустоту, губы становятся непослушными, настроение улучшается, и я принимаю стратегическое решение довести этот разговор до конца, что бы больше не слышать и не видеть этого человека.

– Михаил Алексеевич, мы говорим ни о чем битых полчаса. Давайте подойдем к вопросу, как деловые люди, а не как девятиклассники, впервые оставшиеся вдвоем в квартире. Я не продаюсь! Это значит, что продаюсь я очень дорого. Я не искал кому бы продаться, это Вы пришли ко мне. Я не могу гарантировать ничего, я могу только предложить свои услуги и обещать выполнять их добросовестно. Я отлично понимаю, сколько денег сейчас зарабатываю для компании, и сколько мог бы зарабатывать Вам, поэтому Ваше предложение должно меня удивить настолько, что бы я сейчас не встал и не ушел. Давайте пять минут покурим, и Вы просто назовете мне цифру. Идет?
Судя по покрасневшей роже, «Михаил Алексеевич» сейчас очень хотел бы заорать «Ты уволен! Пошел вон из моего кабинета!», но ситуация не располагает. Но вот спадает первая волна гнева, и человек начинает внутреннюю борьбу, самую сложную в жизни некоторых – борьбу с внутренней жабой, которая хочет много, много денег, но из воздуха. Не платя зарплат, не вкладывая в развитие. Миша медленно затягивается, прищуривается и пытается переиграть меня в гляделки, видимо самообладание полностью вернулось к нему, и он уже пытается раздавить меня своим авторитетом. Как бы не так. Я тушу сигарету.
– Ну, Михаил Алексеевич, я слушаю.
– Знаешь, Саша, а ты молодец, ты настоящий сэйлз, я подумал и решил дать тебе в подчинение отдел, возможность сформировать команду, большие перспективы для роста…
– Миша, цифра – обрываю я
Миша, снова багровеет. Достает из кармана Паркер, купленный за десять баксов в подземном переходе, и видимо для пущего эффекта пишет цифру на салфетке.
Я даже не дожидаюсь, когда он протянет ее мне, я уже увидел все что хотел. Достаю из кармана тысячную банкноту, картинно бросаю ее на столе и с фразой «Больше мне никогда не звоните», покидаю эту тошниловку.

Комментарии отключены